Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
+7 (499) 653-60-72 Доб. 448Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 773Санкт-Петербург и область

Постановление суда от 11 99 п 15

N П город Санкт-Петербург "по делу о проверке конституционности части 1 статьи 6. Алексеева, Я. Евтушенко и Д. Зорькина, судей К.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Решения ЕСПЧ на русском языке

N П город Санкт-Петербург "по делу о проверке конституционности части 1 статьи 6. Алексеева, Я. Евтушенко и Д. Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л.

Жарковой, Г. Жилина, С. Казанцева, М. Клеандрова, С. Князева, А. Кокотова, Л. Красавчиковой, C. Маврина, Н.

Мельникова, Ю. Рудкина, Н. Селезнева, О. Хохряковой, В. Ярославцева, руководствуясь статьей часть 4 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47[1], 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности части 1 статьи 6.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба граждан Н. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителями законоположение. Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.

Бондаря, исследовав представленные документы и иные материалы, включая письменные отзывы полномочного представителя Совета Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации А. Кротова, Конституционный Суд Российской Федерации установил: Статьей 6.

Конституционность статьи 6. Алексеев, Я. Исаков, которые за совершение административных правонарушений, предусмотренных ее частью 1, были привлечены к административной ответственности с назначением каждому административного наказания в виде административного штрафа в размере рублей.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 5 Октябрьского судебного района города Архангельска от 3 декабря года оставлено без изменения решением Октябрьского районного суда города Архангельска от 23 января года установлено, что Н.

Алексеев проводил в общественном месте - у здания детской библиотеки одиночный пикет с целью пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, выразившейся в демонстрации плакатов с текстами "Гей-пропаганды не существует" и "Геями не становятся, геями рождаются!

Обстоятельства, изложенные в протоколе об административном правонарушении, Н. Алексеев не оспаривал, но при этом утверждал, что его действия не являлись пропагандой, а были направлены на распространение объективной информации, которая не может нанести вред здоровью, нравственному и духовному развитию несовершеннолетних.

Однако его доводы судом были отклонены как противоречащие материалам дела. Постановлением того же мирового судьи от 3 декабря года оставлено без изменения решением Октябрьского районного суда города Архангельска от 23 января года установлено, что в том же общественном месте аналогичную акцию проводил Я.

Евтушенко, помогая Н. Алексееву держать плакаты с указанными надписями. Доводы Я. Евтушенко о том, что данное публичное мероприятие имело целью не пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений, а исключительно информационное воздействие на несовершеннолетних, судом были отклонены как не нашедшие подтверждения в материалах дела.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 3 Советского судебного района города Казани от 19 декабря года оставлено без изменения решением Советского районного суда города Казани от 11 февраля года , вынесенным в отношении Д.

Исакова, установлено, что им было проведено публичное мероприятие в форме одиночного пикета, в ходе которого использовался плакат с текстом "Быть геем и любить геев - это нормально. Бить геев и убивать геев - это преступно".

Суд пришел к выводу, что содержащаяся в тексте информация представляет собой пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений.

Доводы Д. Исакова, утверждавшего, что пикетирование проводилось с единственной целью - обратить внимание общества на недопустимость применения насилия к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией, были признаны несостоятельными, тем более что к распространявшейся им информации, причиняющей вред здоровью и развитию детей, имели доступ несовершеннолетние.

Нарушение статьей 6. Исаков связывают с тем, что введенный ею запрет, исключающий распространение среди несовершеннолетних любой информации о гомосексуальности, в том числе содержащей лишь утверждение о социальной равноценности близких отношений между людьми разного пола и между людьми одного пола, не имеет под собой разумных оснований.

По мнению заявителей, такой запрет основан на предрассудках, в силу которых негетеросексуальные отношения осуждаются как безнравственные, а следовательно, влечет умаление достоинства граждан негетеросексуальной ориентации, а также дискриминацию по признаку сексуальной ориентации.

Поскольку применение судами частей статьи 6. Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является часть 1 статьи 6.

Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев предложение гражданина Н. Алексеева, выраженное им от своего имени, о проведении публичного слушания по настоящему делу после вынесения Европейским Судом по правам человека постановлений по находящимся в его производстве жалобам граждан Российской Федерации, в отношении которых были применены нормы законов ряда субъектов Российской Федерации, аналогичные содержащейся в части 1 статьи 6.

Согласно статье 46 часть 3 Конституции Российской Федерации каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Жалоба граждан Н.

Исакова принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению, то есть находится в его производстве, а потому - по смыслу указанного предписания Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 46 части 1 и 2 , части 2 и 3 , часть 4 и - нельзя считать, что до вынесения итогового решения по настоящему делу для заявителей исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Следует также принять во внимание, что к компетенции Европейского Суда по правам человека, как субсидиарного по своему характеру межгосударственного судебного органа по разрешению конкретных дел, не относится осуществление нормоконтроля, то есть проверка внутригосударственного законодательства на предмет его соответствия Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

С учетом этого и исходя из принципов верховенства, высшей юридической силы и прямого действия Конституции Российской Федерации, закрепленных ею в качестве основ конституционного строя Российской Федерации статья 4, часть 2; статья 15, части 1 и 2 , нельзя признать обоснованным и представление об инстанционной и содержательной взаимозависимости постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, который осуществляет проверку конституционности норм закона, примененных в конкретном деле судом, и Европейского Суда по правам человека, который устанавливает наличие нарушения в этом деле прав и свобод, получивших закрепление в Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Что касается возможных расхождений в позициях Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека, то их возникновение, как следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря года N П, предполагает обращение к соответствующим процессуальным механизмам преодоления такого рода коллизий.

При таких обстоятельствах и поскольку граждане Н. Исаков имели возможность достаточно полно изложить свою позицию, в том числе представить, как это сделал Н. Алексеев, возражения на отзыв представителя стороны, принявшей и подписавшей оспариваемый нормативный правовой акт, Конституционный Суд Российской Федерации полагает возможным рассмотреть настоящее дело в порядке статьи 47[1] Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" без проведения слушания.

Согласно Конституции Российской Федерации в России как демократическом правовом государстве человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита на основе равенства всех перед законом и судом - обязанностью государства статья 1, часть 1; статья 2; статья 19, части 1 и 2 ; права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием статья Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, Конституция Российской Федерации, утверждая приоритет личности и ее прав во всех сферах, обязывает государство охранять достоинство личности статья 21, часть 1 как необходимую предпосылку и основу всех других неотчуждаемых прав и свобод человека, условие их признания и соблюдения; поскольку ничто не может быть основанием для умаления достоинства личности, постольку никто не может быть ограничен в защите законными способами своего достоинства, а также всех связанных с ним прав и свобод постановления от 3 мая года N 4-П, от 15 января года N 1-П, от 25 апреля года N 6-П и от 20 апреля года N 4-П; определения от 15 февраля года N О, от 1 марта года N О-О и др.

Конституционное признание достоинства личности основополагающей ценностью российской государственности предполагает обязанность Российской Федерации предоставлять гражданам гарантии от любого необоснованного вмешательства в сферу их индивидуальной автономии и одновременно с этим - соблюдая вытекающие из Конституции Российской Федерации, ее статей 17 часть 3 , 19 части 1 и 2 и 55 части 2 и 3 , критерии и пределы возможных ограничений прав и свобод человека и гражданина - создавать им реальные возможности для свободного самоопределения и самовыражения.

В силу принципа индивидуальной автономии личности, как он отражен в статьях 22 часть 1 , 23 часть 1 , 28 и 29 части Конституции Российской Федерации, гарантирующих каждому право на свободу и личную неприкосновенность, право на неприкосновенность частной жизни, свободу выбирать, иметь и распространять свои убеждения и действовать сообразно с ними, свободу мысли и слова, право не быть принужденным к выражению своих мнений и убеждений и отказу от них, право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, каждый человек вправе вести тот или иной, в наибольшей степени отвечающий его наклонностям и представлениям, образ жизни, он свободен в определении своих убеждений и предпочтений и может беспрепятственно их придерживаться, а государство должно не допускать произвольного вторжения в сферу частной жизни, уважать связанные с нею различия.

Относящаяся к данной сфере свобода сексуального самоопределения подразумевает существование объективных различий в сексуальной идентичности и возможность для лиц, по общему правилу, достигших совершеннолетия, выбирать любые не сопряженные с насилием и причинением вреда жизни или здоровью либо угрозой его причинения конкретные варианты сексуального поведения, включая те, которые большинством могут оцениваться неодобрительно, в том числе с точки зрения этических, религиозных и иных представлений, сложившихся в конкретно-исторических социокультурных условиях развития данного общества.

Соответственно, сами по себе сексуальные контакты, не подпадающие под уголовно-правовой запрет действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, по обоюдному согласию между лицами одного пола не находятся ни под запретом международно-правовых норм, ни под запретом Конституции Российской Федерации, статья 19 часть 2 которой гарантирует защиту равным образом всем лицам, вне зависимости от их сексуальной ориентации, а сексуальная ориентация как таковая не может служить правомерным критерием установления различий в правовом статусе человека и гражданина.

В свою очередь, государство призвано принимать меры, направленные на исключение возможных ущемлений прав и законных интересов лиц по мотиву их сексуальной ориентации, и обеспечивать эффективные возможности для защиты и восстановления их нарушенных прав на основе закрепленного в статье 19 часть 1 Конституции Российской Федерации принципа равенства всех перед законом и судом.

Данный конституционный принцип, предполагающий в том числе недопустимость ограничения в правах и свободах либо установления каких-либо преимуществ в зависимости от принадлежности к тем или иным социальным группам, под которыми могут пониматься и группы лиц с определенной сексуальной ориентацией, конкретизирован в нормах отраслевого законодательства статья 3 Трудового кодекса Российской Федерации, пункт 6 статьи 25 Закона Российской Федерации от 19 апреля года N I "О занятости населения в Российской Федерации", пункт 4 части 1 статьи 18 Федерального закона от 27 июля года N ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", пункт 4 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября года N ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", пункт 2 части 1 статьи 3 Федерального закона от 29 декабря года N ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" и др.

Государственно-правовая охрана от дискриминации, в том числе по мотиву принадлежности или непринадлежности к каким-либо социальным группам, обеспечивается также применением мер административной статья 5.

Поскольку в Российской Федерации - в силу вытекающих из статей 13 части , 19 часть 1 и 29 часть 4 Конституции Российской Федерации требований равенства всех перед законом, политического и идеологического многообразия, свободы искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом - в условиях демократического общества вопросы, связанные с сексуальным самоопределением, не исключаются из публичного обсуждения, граждане, в том числе и те, чья сексуальная ориентация отличается от общепринятой, не могут быть лишены возможности в целях защиты своих прав и законных интересов или прав и законных интересов других лиц социальных групп использовать для привлечения внимания общественности к имеющимся фактам их нарушений все не запрещенные законом способы, в частности посредством организации и проведения публичных мероприятий или через средства массовой информации.

Конституция Российской Федерации, не устанавливая для свободы слова и свободы распространения информации какие-либо идеологические или мировоззренческие критерии и ограничения и не предполагая навязывание большинством своих убеждений и предпочтений меньшинству, не дает, таким образом, оснований для установления запрета на ведение общественных дискуссий о сексуальных отношениях, включая нетрадиционные, и об обеспечении прав, свобод и законных интересов сексуальных меньшинств, притом что оскорбляющая общественную нравственность форма подачи информации, касающейся сферы сексуальных отношений, недопустима применительно к сексуальным установкам как большинства членов общества, так и тех его членов, которые придерживаются нетрадиционных предпочтений.

Не должно служить препятствием для ведения подобных дискуссий и то обстоятельство, что сама по себе приверженность нетрадиционным сексуальным установкам для многих может выглядеть оскорбительной с точки зрения принятых в российском обществе норм морали или иным образом посягающей на общественную нравственность и связанные с этим права, свободы и законные интересы других лиц, поскольку в Российской Федерации в качестве важного элемента ее конституционно-правовой характеристики как правового демократического государства предполагается возможность свободного отображения в общественном дискурсе и в информационном поле различных взглядов и суждений.

Вместе с тем - исходя из требований статей 17 часть 3 и 55 часть 3 Конституции Российской Федерации - осуществление гражданами права на распространение информации, касающейся вопросов сексуального самоопределения личности, не должно нарушать права и свободы других лиц, а в правовом регулировании данного права, равно как и иных прав и свобод человека и гражданина, должен обеспечиваться баланс конституционно значимых ценностей.

Следовательно, учитывая деликатность таких вопросов, как относящихся к сфере индивидуальной автономии, и не посягая на само ее существо, государство вправе вводить на основе указанных требований Конституции Российской Федерации определенные ограничения на деятельность, связанную с распространением подобной информации, если она приобретает агрессивный, навязчивый характер и способна причинить вред правам и законным интересам других лиц, прежде всего несовершеннолетних, и является оскорбительной по форме.

Конституция Российской Федерации не дает оснований для признания безусловной правомерности публичной деятельности, направленной на дискредитацию, склонение к отрицанию конституционно значимых нравственных ценностей, предопределенных историческими, культурными и иными традициями многонационального народа Российской Федерации.

Такой подход соотносится с предписаниями Всеобщей декларации прав человека, предусматривающей - на основе признания обязанностей человека перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности, - допустимость ограничений в осуществлении прав и свобод человека законом, в том числе с целью удовлетворения справедливых требований морали пункты 1 и 2 статьи 29 , а также Конвенции о защите прав человека и основных свобод статья 10 и Международного пакта о гражданских и политических правах статья 19 , согласно которым право свободного выражения своего мнения налагает обязанности и ответственность и может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, предусмотренными законом и необходимыми в демократическом обществе, в частности, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации и прав других лиц.

Приведенные положения международно-правовых актов носят общий характер, в мировом же сообществе, равно как и в практике различных национальных конституционно-правовых систем, отсутствует консенсус относительно понимания пределов как самой по себе сексуальной автономии личности, так и распространения информации, касающейся сексуальных отношений, нормативного определения непристойного поведения, условий и критериев, на основе которых оно может быть признано общественно опасным и подлежит запретительному государственно-правовому воздействию.

В законодательстве Российской Федерации механизмы реализации этих положений, являющихся в силу статьи 15 часть 4 Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы России, основаны на традиционных представлениях о гуманизме в контексте особенностей национального и конфессионального состава российского общества, его социокультурных и иных исторических характеристик, в частности на сформировавшихся в качестве общепризнанных в российском обществе и разделяемых всеми традиционными религиозными конфессиями представлениях о браке, семье, материнстве, отцовстве, детстве, которые получили свое формально-юридическое закрепление в Конституции Российской Федерации, и об их особой ценности.

Соответственно, распространение лицом своих убеждений и предпочтений, касающихся сексуальной ориентации и конкретных форм сексуальных отношений, не должно ущемлять достоинство других лиц и ставить под сомнение общественную нравственность в ее понимании, сложившемся в российском обществе, поскольку иное противоречило бы основам правопорядка.

При определении конституционно допустимых пределов свободного распространения в обществе личных убеждений и предпочтений должен также учитываться установленный статьей 29 часть 1 Конституции Российской Федерации запрет пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, который обязывает законодателя стремиться к тому, чтобы, действуя в рамках своих конституционных полномочий и самостоятельно оценивая состояние и тенденции развития российского общества на конкретном историческом этапе, предотвращать проявления социальной агрессии на почве демонстративного публичного отрицания конституционно значимых нравственных ценностей или пренебрежения ими.

Правоприменители же не должны быть лишены возможности при оценке конкретной ситуации, связанной с распространением информации, касающейся сексуальных отношений особенно если она затрагивает деликатную и неоднозначно воспринимаемую в обществе проблематику нетрадиционной сексуальной ориентации , принять меры, направленные на минимизацию или недопущение угрозы законности, правопорядку, общественной безопасности, а также жизни и здоровью граждан, включая тех, кто распространяет соответствующую информацию.

Таким образом, Конституция Российской Федерации предполагает, что закрепленное ею требование уважения и охраны достоинства личности утверждается и реализуется в Российской Федерации посредством обеспечения равной для всех защиты прав и законных интересов, в том числе для тех, кто имеет нетрадиционные предпочтения в личной включая сексуальную жизни.

Установление же пределов осуществления свободы слова и свободного распространения информации обусловлено, как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября года N О, необходимостью обеспечения баланса интересов всех членов российского общества - как разделяющих общепризнанную систему ценностей, так и ориентированных на иные, отступающие от традиционных, модели поведения, и относится к дискреционным полномочиям законодателя, который призван согласовывать осуществляемое им нормативно-правовое регулирование прав и свобод человека и гражданина с представлениями, сложившимися в обществе в конкретно-исторических условиях его развития.

Согласно Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства; вопросы защиты семьи, материнства, отцовства и детства относятся к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации статья 38, часть 1; статья 72, пункт "ж" части 1.

По смыслу названных конституционных положений, семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите со стороны государства.

Соответственно, именно на основе традиционных представлений об этих ценностях в контексте особенностей национального и конфессионального состава российского общества, его социокультурных и иных исторических характеристик Российская Федерация вправе решать отдельные вопросы законодательного регулирования в сферах, затрагивающих сексуальные и связанные с ними межличностные отношения, не отрицая при этом необходимость учета требований Конституции Российской Федерации и международно-правовых актов как относительно индивидуальной автономии личности, так и относительно свободы распространения информации.

Поскольку одно из предназначений семьи - рождение и воспитание детей, в основе законодательного подхода к решению вопросов демографического и социального характера в области семейных отношений в Российской Федерации лежит понимание брака как союза мужчины и женщины, что в полной мере согласуется с предписаниями статей 7 и 38 Конституции Российской Федерации и не противоречит Международному пакту о гражданских и политических правах статья 23 и Конвенции о защите прав человека и основных свобод статья 12 , предусматривающим возможность создания семьи в соответствии с национальным законодательством, регулирующим осуществление этого права.

Исходя из этого и учитывая, что ни из Конституции Российской Федерации, ни из принятых на себя Российской Федерацией международно-правовых обязательств не вытекает обязанность государства по созданию условий для пропаганды, поддержки и признания союзов лиц одного пола определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 ноября года N О и от 19 января года N О-О , осуществляемое федеральным законодателем на основании статьи 71 пункт "в" Конституции Российской Федерации регулирование свободы слова и свободы распространения информации не предполагает создание условий, способствующих формированию и утверждению в обществе в качестве равнозначных иных, отличных от общепризнанных, трактовок института семьи и сопряженных с ним социальных и правовых институтов.

Конституционным признанием ценностей семьи, материнства, отцовства, детства определяются, в частности, характер и содержание правового регулирования в сфере государственной защиты прав несовершеннолетних, которое, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 18 июля года N П, должно в приоритетном порядке гарантировать им защиту достоинства личности, права на жизнь, права на свободу и личную неприкосновенность, с тем чтобы обеспечить безопасность каждого ребенка как непосредственно от преступных посягательств, так и от неблагоприятного воздействия на его нравственность и психику, которое может существенным образом повлиять на развитие его личности, даже не будучи выраженным в конкретных противоправных деяниях.

Этими целями обусловлена также необходимость использования в правовом регулировании оптимального правового инструментария, позволяющего - с соблюдением требований статей 17 часть 3 и 55 часть 3 Конституции Российской Федерации - ограждать ребенка от воздействия информации, способной причинить вред его здоровью и развитию, в частности информации, сопряженной с агрессивным навязыванием конкретных моделей сексуального поведения, формированием искаженных представлений о социально признанных моделях семейных отношений, соответствующих общепринятым в российском обществе нравственным ценностям в их конституционно-правовом выражении.

Изложенные подходы, вытекающие из Конституции Российской Федерации и практики Конституционного Суда Российской Федерации, соотносятся с положениями Конвенции ООН о правах ребенка от 20 ноября года, которая исходит из того, что семье как основной ячейке общества и естественной среде для роста и благополучия всех ее членов и особенно детей должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности в рамках общества преамбула ; государства же в целях обеспечения здорового развития ребенка обязаны, в частности, защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения статья 6, пункт 2; статья Во исполнение конституционной обязанности государства по защите прав несовершеннолетних и исходя из принципов приоритетности подготовки детей к полноценной жизни в обществе, воспитания в них высоких нравственных качеств и гражданственности Федеральный закон от 24 июля года N ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" устанавливает, как следует из его преамбулы, основные гарантии прав и законных интересов ребенка, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, в целях создания правовых, социально-экономических условий для их реализации, в том числе обязывает органы государственной власти Российской Федерации принимать меры по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию пункт 1 статьи Конституционные приоритеты в области защиты семьи, материнства и детства конкретизированы также в нормах Федерального закона от 29 декабря года N ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", которыми, согласно части 1 его статьи 1, регулируются отношения, связанные с защитой детей от информации, причиняющей вред их здоровью и или развитию, в том числе от такой информации, содержащейся в информационной продукции.

Названный Федеральный закон, особо оговаривая, что его действие не распространяется, в частности, на отношения в сфере оборота информационной продукции, содержащей научную, научно-техническую, статистическую информацию, и оборота информационной продукции, имеющей значительную историческую, художественную или иную культурную ценность часть 2 статьи 1 , дает определение таких понятий, как "информационная безопасность детей" и "информация, причиняющая вред здоровью и или развитию детей" статья 2 , а также вводит классификацию информационной продукции по возрастным категориям детей глава 2.

Статья 5 данного Федерального закона к информации, причиняющей вред здоровью и или развитию детей, относит информацию, касающуюся сексуальных отношений, распространение которой среди детей либо запрещено, как это установлено, в частности, применительно к пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений часть 2 , либо ограничено для детей определенных возрастных категорий часть 3 исходя из традиционных представлений об общественной нравственности и правопорядке, а также с учетом степени их психического развития, и предполагает соответствующий контроль со стороны педагогов и родителей.

Из необходимости адаптации такой информации к возрастным особенностям детей исходит и Конвенция ООН о правах ребенка, в статье 5 которой нашел отражение принцип учета конкретного уровня развивающихся способностей ребенка при осуществлении в отношении ребенка родителями и, в соответствующих случаях, иными ответственными за ребенка лицами контроля и руководства.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 года № 1

Используйте поле меню "Поиск решений ЕСПЧ по ключевым словам" для поиска решений со схожим юридическим содержанием. Сортировка по ключевым словам произведена на основе отдельных прав статей Конвенции. В случае, когда в деле рассматривается нарушение двух и более прав, то за основу для сортировки берется только одна статья Конвенции. Пояснения относительно описания решений и постановлений ЕСПЧ Термин Решения Decisions - это отдельные промежуточные решения по вопросу приемлемости жалобы.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 ноября г. N П "по делу о проверке конституционности части первой статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А. Болчинского и Б.

N П "по делу о проверке конституционности части 6 статьи 21 Федерального закона "О противодействии терроризму" и части 15 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" в связи с жалобой гражданина Е. Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н.

При установлении судом факта умышленно сокрытого или заниженного дохода прибыли приговором либо решением суда по иску налогового органа или прокурора может быть взыскан в федеральный бюджет штраф в пятикратном размере сокрытой или заниженной суммы дохода прибыли ; - штрафа за отсутствие учета объектов налогообложения и за ведение учета объекта налогообложения с нарушением установленного порядка, повлекшие за собой сокрытие или занижение дохода за проверяемый период, - в размере 10 процентов доначисленных сумм налога; - взыскания пени с налогоплательщика в случае задержки уплаты налога за каждый день просрочки платежа начиная с установленного срока уплаты выявленной задержанной суммы налога, если законом не предусмотрены иные размеры пени. Взыскание пени не освобождает налогоплательщика от других видов ответственности. Согласно статье 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. В целях обеспечения выполнения этой публичной обязанности и возмещения ущерба, понесенного казной в результате ее неисполнения, законодатель вправе устанавливать меры принуждения в связи с несоблюдением законных требований государства. Такие меры могут быть как правовосстановительными, обеспечивающими исполнение налогоплательщиком его конституционной обязанности по уплате налогов, то есть погашение недоимки и возмещение ущерба от несвоевременной и неполной уплаты налога, так и штрафными, возлагающими на нарушителей дополнительные выплаты в качестве меры ответственности наказания. При этом в выборе принудительных мер законодатель ограничен требованиями справедливости, соразмерности и иными конституционными и общими принципами права. Содержание названных принципов раскрывается в Постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 27 января года, от 25 апреля года, от 17 декабря года, от 8 октября года, от 11 марта года и от 12 мая года.

Общие вопросы 1. Исходя из положений статей , АПК РФ процессуальными сроками являются установленные Кодексом, иными федеральными законами либо назначенные судом сроки для совершения процессуальных действий судом, лицами, участвующими в деле, иными участниками процесса. При исчислении процессуальных сроков арбитражным судам надлежит учитывать следующее. К нерабочим дням относятся выходные и нерабочие праздничные дни. Выходными днями являются суббота и воскресенье, перечень нерабочих праздничных дней устанавливается трудовым законодательством Российской Федерации.

Часть первая Налогового кодекса Российской Федерации далее - Кодекс, часть первая Кодекса введена в действие с 1 января года, за исключением положений, для которых Федеральным законом "О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации" далее - вводный Закон установлены иные сроки введения в действие. Федеральным законом от

Баглая, судей Н. Ведерникова, Н. Витрука, Г.

О судебной практике по делам об убийстве ст. При рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных ст. По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня г. N П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. Тиунова, судей Н. Бондаря, Н. Витрука, Г.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. Подлежит применению обычай как зафиксированный в каком-либо документе опубликованный в печати, изложенный в решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, засвидетельствованный Торгово-промышленной палатой Российской Федерации , так и существующий независимо от такой фиксации. Данная норма распространяется на регистрацию в различных реестрах: Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Едином государственном реестре юридических лиц и т. При этом с момента возникновения соответствующего основания для государственной регистрации права стороны такой сделки или лица, участвовавшие в деле, в результате рассмотрения которого принято названное судебное решение, не вправе в отношениях между собой недобросовестно ссылаться на отсутствие в государственном реестре записи об этом праве.

Lithuania): Постановление Европейского Суда по правам человека от 11 . Суда по правам человека от 15 декабря года (жалоба N /99).

Зорькина, судей Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю.

.

.

.

.

.

.

Комментариев: 5
  1. raudongdist

    Да бесполезно бороться, добро с самого верха, башка поменяется и сразу убийства и пытки закончатся.

  2. newtyni1970

    Згідно чинної КУ починаючи з 28.06.1996р. редакції статті 20 КУ встановлює , що Великий Державний Герб України встановлюється з урахуванням малого Державного Герба України та герба Війська Запорізького законом, що приймається не менш як двома третинами від конституційного складу ВРУ.

  3. Владимир

    Набежали собачники, если ваша шавка куснет кого то смерть ей, не волнуйтесь.

  4. vourrosun

    Что со звуком?

  5. Пимен

    Музыку погромче сделайте

Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

© 2018 Юридическая консультация.